Российский бизнес-сектор и фондовые рынки


иллюстрация point.md
Уверенно устанавливающийся позитивный настрой на мировых рынках благоприятно влияет на котировки российских акций. Длительная стагнация, по поводу которой многие аналитики придерживались достаточно пессимистичных прогнозов, наконец прекратилась. Негативные новости исчерпали свои ресурсы куда раньше, чем предполагалось.

На самом деле, пережевывая на протяжении двух месяцев одни и те же известия - введение жесткой кредитной политики в Китае, греческий бюджетный дефицит и возможность второй кризисной волны, а также негативные стороны опыта США, - фондовые рынки как бы обрекли себя на последующий рост после затянувшегося спада.

В то же время нельзя забывать и о том, что, по большому счету, те причины, по которым фактически происходит нынешний откат, относятся скорее не к реальным экономическим показателям, а как бы "примыкают" к той же негативной сфере, которая толкала рынок вниз. Так, из Китая приходят новости не о перемене курса, а о планируемых отсрочках. В США как позитив расценивается такой фактор: рост безработицы, продолжая оставаться весьма значительным, тем не менее оказался не столь значительным, как прогнозировали пессимистично настроенные экономисты из ФРС.

Что же касается Греции - экономические тенденции в этой стране по-прежнему вызывают опасения, и более того, все идет по весьма плохому сценарию: дефициты бюджета и ВВП не укладываются в запланированные цифры. Однако ситуация все-таки изменилась к лучшему, в том плане, что европейское сообщество теперь перестало ждать от греческих финансовых властей и ЦБ каких-то сверхъестественных усилий, трезво оценивая страну как безусловно нуждающуюся в поддержке и, по крайней мере на текущий период, неспособную самостоятельно разобраться во внутренних проблемах.

Получается так, что российский фондовый рынок, который традиционно следует за мировыми и особенно за европейским фондовыми рынками, сейчас оказался в ситуации, когда он должен идти наверх, двигаясь за напрямую не касающимися его событиями на мировой экономической арене. Причем, в общем-то, такая ситуация сохраняется вот уже длительное время. Февральское падение, например, было связано более всего не с какими-либо изменениями в российском нефтяном секторе, но климатическими изменениями в странах-импортерах. И в этом нет ничего плохого: напротив, происходящие сейчас переоценки потенциально могут привести к положительным изменениям в российской экономике.

Беда российского рынка – широта размаха, с какой он повторяет движения рынков европейского и американского. Разогнанный внутренними процветающими спекуляционными механизмами, он зачастую сам не видит причин своих подъемов-падений. Сейчас же ситуация вроде как близится к прозрачности и, следовательно, вполне можно ожидать перенаправления ресурсов с нерентабельных проектов, собранных по западным меркам, но на внутренний капитал, в те две сферы, которые сейчас более или менее здоровы: предприятия, связанные с экспортом, и предприятия иностранного капитала. И если с первыми более-менее ясно, чего ожидать и как работать – т.е., лучшее, что можно сделать – поддерживать в постоянно «разогретом» состоянии, сделать эластичными через законотворчество, чтобы они могли обеспечивать возрастающий спрос или адекватно реагировать на спад спроса, - то со вторыми ситуация несколько сложнее.

Понятно, что «чистого» иностранного капитала в стране быть попросту не может. Это всегда тот или иной процент диффузии. Сейчас больше всего требует поддержки не тот сектор, который успел «вжиться» в российскую экономику, приноровившись к ее реалиям, а новый, находящийся только в процессе становления сектор. Он питается как извне, так и изнутри, и требует контроля с обеих сторон. Россия сейчас выглядит вполне привлекательной страной для иностранных инвесторов, и одна из причин этого – приличный дефицит бюджета, который создает дешевое поле для деятельности.

Соблазняться на такого рода предложения сейчас – значит подставлять экономику страны под удар в будущем. Хотя, вполне возможно, таким образом можно решить какие-то текущие проблемы.
В то же время, существует значительный сектор в экономике, который питается изнутри, пытается оперировать внутренними ресурсами, но при этом использует уже зарекомендовавшие себя (по крайней мере, в европейских регионах страны) западные модели. Развитие его – хороший вариант для российской экономики, правда, для этого придется все-таки идти на временные неудобства.

Семен Травников.

Страница просмотрена 972 раз(а) c
Чтобы оставить комментарий необходима авторизация, если вы первый раз на сайте - зарегистрируйтесь
SelectorNews