Причины японской стабильности


Bank of Japan
Недавно Масааки Широкава, директор Bank of Japan, сделал доклад, посвященный специфике японского прохождения кризисного периода. Со свойственным ему спокойствием он предварил выступление словами о том, что проблемы, связанные с кризисом, обсуждались уже не раз и не два, но тем не менее есть вещи, так и оставшиеся за кадром.
Японская экономика оправилась от кризиса гораздо быстрее и полнее, чем любая другая в мире (если не брать в расчет страны, не затронутые кризисом по тем или иным причинам, как, скажем, закрытая Северная Корея). Приведу наглядный пример. После падения Lehman Brothers акции японских голубых фишек упали в среднем на 30-40%, что примерно соответствует показателям и в США; но, если в США индексы через полгода вернулись только к 70-80% от показателей до падения, то в Японии они восстановились за тот же период полностью, а отдельные даже превысили этот уровень.

По мнению Широкавы, столь мягкий вариант финансового кризиса, какой можно было наблюдать в Японии, объясняется по большей части тем, что эта страна уже однажды переживала подобные потрясения. Речь идет об азиатском экономическом кризисе 1997-1998 годов. Те события прошли в Японии весьма остро, настолько, что она обращалась к международному сообществу за финансовой поддержкой. Однако это дало ей возможность вынести полезный опыт и несколько преобразовать экономику страны. В принципе, там были приняты аналоги тех программ, над которыми бьются сейчас экономисты в Базельском Комитете и Федеральной Резервной Службе. Работа над прозрачностью японского капитала, хотя и была осложнена спецификой местной структуры власти, была проведена вполне успешно. Также японцы успели принять ряд мер по установлению надежного страхования депозитов и поддержке ликвидности. Что касается местной валюты, то по программе Чиангмая она была поддержана в полную силу. Ее ликвидность на международных рынках последние 10 лет на удивление устойчива.

Однако все не так просто. Широкава, объясняя тот факт, что Япония все-таки была в достаточной мере затронута финансовым кризисом, находит этому два объяснения: во-первых, это неизбежно потому, что "ошибки забываются", то есть защитные системы могли, так сказать, обтрепаться. Меры, принятые в 98 году, уже не могут быть актуальными на 100% сегодня. К тому же традиционная основа и беда Японии - традиционное общество - постоянной эрозией подточило все эти механизмы. В конце концов, это одна из трех стран мира, где есть полноценные мафиозные структуры.

Вторая причина, о которой говорит Широкава - это тот неоспоримый факт, что японская экономика, пусть и сильная сама по себе, является подведомственной для мировой экономики. Конечно, страна находится на другом конце мира, чем центр экономического кризиса - США, и ее экономика имеет ряд своих особенностей; однако в той мере, в какой она проявлена на международной арене, ее тряхануло общей паникой.

Далее, Широкава посетовал на то, что в мировой экономике столь редки случаи обучения на чужих ошибках. Ведь если бы уроки, извлеченные азиатами из событий 1997-98 годов, были усвоены повсеместно в мире, то сегодня самочувствие национальных экономик могло бы быть гораздо лучше. Возможно, в этом есть доля горькой истины, да только кому от этого легче? К тому же азиатский опыт вряд ли легкоусвояем: вряд ли кому-либо в мире удастся повторить "восточноазиатские чудеса" начала 90х годов, когда ряд стран, восприняв либеральную экономику и оставив политический аппарат бюрократическим и централизованным, за короткий период превратили свои экономики в весьма весомые на мировой арене. Нельзя забывать и о том, что азиатский кризис имел гораздо меньшее воздействие на мировую экономику, чем теперешний.

Ситуация в Японии, что и говорить, много лучше, чем в большинстве других стран. И советы, которые дают ее экономисты, вроде как выглядят разумными, но, скорее всего, неприменимыми. Японская экономика пропитана духом этой страны - духом дисциплины, иерархии и спокойствия. Думается, что и финансовые потоки в Японии текут дисциплинированно и спокойно. Возможно, это целиком заслуга экономистов и плоды тяжелой работы, но провести аналогичную в США, не говоря уже о России, кажется, попросту невозможно.

Семен Травников.

Страница просмотрена 1027 раз(а) c
Чтобы оставить комментарий необходима авторизация, если вы первый раз на сайте - зарегистрируйтесь
SelectorNews