Кризис заканчивается, что дальше?


Lorenzo Bini Smaghi
Я хотел бы поблагодарить организаторов за предоставленную мне возможность обсудить очень актуальный вопрос - стратегии выхода. Он настолько актуален, что по существу почти все, что необходимо было сказать, было сказано за последние несколько недель. Несколько моих коллег недавно публично высказались по поводу и стратегических и технических аспектов этого вопроса. Я сам обсуждал этот вопрос на конференции в Риме, 11 сентября.

После всех этих комментариев, есть соблазн заявить, что остается только воплотить намеченное - но это, в действительности, может быть немного сложнее, чем разговор, как и в большинстве случаев. Впрочем, говоря точнее, сложная часть, пожалуй, не столько в реализации самого выхода, сколько в управлении ожиданиями того, как стратегия выхода будет разворачиваться. Учитывая, что выход будет постепенным и будет включать два аспекта, то есть нестандартные меры, осуществляемые центральными банками и уровень процентной ставки, есть риск, что участники рынка могут интерпретировать решения об одной части выхода, как прокладывание пути для другой. Рынки могут затем слишком остро среагировать на конкретные решения, приписав им чрезмерно демонстративное начало. Страх чрезмерной реакции в свою очередь может вынудить центральные банки отложить конкретное решение, которое должно быть принято в определенное время. Связь, таким образом, необходима, чтобы подготовить рынки и объяснить обоснованность каждого решения.

Мы все еще сталкиваемся с большим количеством неопределенности в отношении основных условий, как в реальном, так и в финансовом секторах. Таким образом, мы не можем задать четко определенный путь выхода на нынешнем этапе, будь то касаемо содержания или касаемо сроков. Никаких предварительных гарантий не может быть дано в отношении какого-либо из рассматриваемых вариантов. Но будет уместным изложить публично все параметры, с которыми политики будут сталкиваться при принятии своих решений. Я думаю, что наблюдатели ЕЦБ вполне привыкли к такого рода общению, потому как она сослужила нам хорошую службу в других обстоятельствах.

Сегодня я хотел бы рассмотреть одну часть дискуссии о стратегии выхода, которая до сих пор обращала на себя меньше внимания, - международное измерение. При этом я буду концентрироваться на том, как уйти от беспрецендентного уровня денежного и фискального субсидирования, а не на нестандартных мерах, реализуемых, в частности, центральными банками.

Ведущие экономики мира в последнее время были призваны к сотрудничеству, или даже совместной координации, в разработке и реализации своих стратегий выхода. В частности, на недавних встречах G20 в Сент-Эндрюс, МВФ определило семь принципов стратегии выхода, последний из которых был о международных политических побочных эффектах и трансграничном сотрудничестве. Он гласит следующее:

"Наделение методов выхода надежностью и последовательностью, вместе с сообщением и рассмотрением побочных результатов, позволит улучшить результаты для всех стран. Координация не обязательно предполагает синхронизацию, но отсутствие координационной политики может создать неблагоприятные побочные эффекты."

И более того:

"... Побочные эффекты вызванные различиями в условиях денежной политики могут создать серьезные проблемы. Дифференциалы процентных ставок уже вызывают приток капитала в страны с более высоким урожаем. Такие притоки усложняют управление денежной политикой, требуя от властей принятия сложных решений... ".

Действительно, не все страны находятся на той же стадии цикла - некоторые из них уже далеко продвинулись на пути к выздоровлению, а другие находятся на очень ранней стадии, испытывая более слабый рост. Позвольте мне выделить, для простоты, три ключевых области или страны: развивающаяся Азия, Латинская Америка и США соответственно. Вы можете включать другие страны и регионы, такие, как зона Евро например, но это только усложнит дело и не добавит ничего существенного к анализу.

Что касается возвращения к экономическому росту, развивающаяся Азия и Латинская Америка похоже опережают США, чей рост по-прежнему слаб. Так что следуя логике, можно предположить, что новая Азия уходит первая от нестандартных пост-кризисных мер, затем Латинская Америка и, наконец, США. Это "оптимальная последовательность" будет означать, что развивающаяся Азия ужесточит свою политику, как только экономика вернется в нормальное русло, тем самым избегая внутреннего перегрева и финансовой нестабильности. Выход будет сопровождаться повышением стоимости азиатских валют, что в свою очередь, будет влиять на восстановление равновесия в направлении роста внутреннего спроса, в силу этого позволяя избежать большого наращивании валютных резервов и избыточной внутренней ликвидности. Это также повлечет за собой постепенное сокращение потока ликвидности в США, которые, вероятно, были полезны во время эскалации кризиса, но чья эффективность постепенно снижается по мере того, как финансовые рынки в США стабилизируются. Латиноамериканские страны могут стать следующими, чья экономика постепенно будет крепнуть, в том числе благодаря экспорту в развивающиеся страны Азии и сильному внутреннему спросу. В Латинской Америке также, как ожидается, некоторое повышение стоимости обменных курсов будет сопутствовать восстановлению и препятствовать избыточным притокам капитала. США и другие развитые страны идут последними, так как их экономики выздоравливают медленнее всего. Это была бы идеальная последовательность.

Intervention by Lorenzo Bini Smaghi, Member of the Executive Board of the ECB, Euro50 Group Meeting Is there still a paradigm for monetary policy today? Paris, 20 November 2009


Перевод: Иван Курбаков.

Страница просмотрена 1332 раз(а) c
Чтобы оставить комментарий необходима авторизация, если вы первый раз на сайте - зарегистрируйтесь
SelectorNews