Реальная экономика vs. финансовый сектор: две стороны медали


иллюстрация obozrevatel.com
По словам Жана Буаве, заместителя управляющего Банка Канады, связь между реальной экономикой (рабочими местами, товарами и услугами) с финансовым сектором (денежными потоками, процентными ставками и фондовыми рынками) нельзя отрицать. Она становится особенно очевидной в период экономической напряженности, возникшей в результате последнего кризиса, однако в более стабильные времена мы имеем склонность преуменьшать степень их влияния друг на друга. Но именно в этом кроется одна из самых страшных ошибок.

И если кризисы всегда случаются внезапно, то их семена сеются задолго до кризисных проявлений — еще в период стабильности. Отсюда проистекают два логичных вывода: во-первых, мировому экономическому сообществу необходим более совершенный инструментарий, позволяющий понять весьма сложную динамику, в которой возникают финансовые дисбалансы, влияющие на реальную экономику; во-вторых, необходимо улучшить понимание того, как реальный сектор экономики может способствовать развитию финансовых дисбалансов, в частности из-за потенциальных рисков.

По словам Ж. Буаве, связь между реальной экономикой и финансовой структурой не всегда была очевидной для всех. Так, будучи преподавателем экономических дисциплин, заместитель управляющего канадского центробанка столкнулся с непониманием со стороны студентов, не желающих «терять» время на изучение «ненужных» наук вместо того, чтобы сразу перейти к «финансам». Подобный подход был характерен не только для студентов, но и для некоторых преподавателей. Однако в 2009 году — с приходом мирового кризиса — ситуация резко изменилась.

В те моменты, когда финансовые рынки работают хорошо, они играют роль фона в общем поведении реального сектора экономики. В то же время, когда экономика стабильна, может показаться, что макроэкономические данные играют второстепенную роль в функционировании финансовых рынков. Тут может возникнуть иллюзия, что в «лучшие времена» для экономики поведение реального сектора экономики и финансовых рынков следует рассматривать автономно друг от друга. Этот подход весьма удобен: экономисты могут создавать экономические модели, избегая «лишних» финансовых подробностей, а финансовые магнаты могут проводить операции с активами, не задумываясь о макроэкономических рисках.

В идеальном мире со стабильной экономикой подобные модели имеют право на существование. Однако в реальности все это совсем не так: несовершенства финансовых рынков могут усиливать экономические колебания. Эти недостатки обычно связаны с транзакционными издержками или «ассиметричной информацией».

По мнению, Ж. Буаве, работу необходимо вести в двух направлениях: во-первых, разрабатывать более совершенные инструменты, позволяющие строить экономические модели с учетом финансового и банковского секторов. Это позволит более серьезно подходить к проблемам потенциальных рисков, связанных с кредитоспособностью заемщиков и ситуацией на финансовых рынках в целом. Во-вторых, - и это тоже связано с рисками — необходимо тщательно следить за потенциальными дисбалансами. Для того чтобы финансовая система стала более устойчивой, необходимо усовершенствовать всю систему надзора и регулирования.

Естественно, волшебной палочки для изобретения надежной защиты финансовой системы не существует: необходима как тщательная проработка всех макроэкономических данных, так и работа над ошибками. По мнению Ж. Буаве, большой вклад в урегулирование мировой финансовой систему внесла разработка и принятие Базельского соглашения. Однако успокаиваться еще слишком рано. Всегда необходимо помнить о том, что основа для любого дисбаланса закладывается в периоды затишья.

Дарья Петрова.

Страница просмотрена 2172 раз(а) c
Чтобы оставить комментарий необходима авторизация, если вы первый раз на сайте - зарегистрируйтесь
Мнения экспертов
Российский рынок акций закончил торги во вторник на позитивной ноте на волне повышения цен на сырую нефть, ко...
12.12.2017
SelectorNews