Кредиты и банки: сменится ли подъем новыми рецессиями?


иллюстрация img-fotki.yandex.ru
Текущая ситуация на российских фондовых площадках свидетельствует о все продолжающемся "разогнанном" движении наверх.

На фоне отката нефтяных индексов, которое наблюдается сегодня на рынках по всему миру, российские нефтезависимые (то есть практически все) эмитенты отскочили назад, однако в этом движении аналитики сразу же разглядели потенции для нового скачка - т.к. понижение курса рубля логично должно вызвать очередную волну продаж валютных активов.

Движение это - плавное скольжение наверх - успело уже стать привычным для российских игроков. Рост воспринимается как естественная реакция "здоровой" экономики на отсутствие во внешнем фоне непосредственного негатива. Рубль, отпущенный на свободу, набрал хороший вес за первые два месяца 2010 года, а поток инвестирования все еще продолжает поступать.

По сути, та активность, которую можно наблюдать в российской экономике сейчас - это движения, каждый раз стремящиеся угаснуть, но постоянно "разогреваемые" новыми потоками капитала. Есть определенного рода специфика, свойственная российским экономическим реалиям, которая позволяет вполне определенно говорить о том, что полноценного функционирования производства и банков вне этой системы сейчас не происходит - да и, по большому счету, происходить не может. Корпоративный сектор выстроен в России примерно таким образом: одна его часть может быть условно охарактеризована как авантюрные, однодневные проекты, направленные на получение мгновенной прибыли. Финансовые потоки, захватываемые этим сектором, как правило, не возвращаются обратно в динамическое экономическое развитие, а уходят либо вовне, за пределы страны, либо "оседают" по карманам частных лиц. Вторая же часть обусловлена противоположной тенденцией - вовнутрь, к централизованным структурам, воссозданным в том или ином экономическом секторе. Это - зона, для которой наиболее актуальной проблемой являются монополии.

Таким образом, возможности нового экономического строительства, которые российская экономика получила с ростом нефтяных индексов и с активным внешним фоном, дающим постоянный приток иностранного капитала, оказались (или, скорее, рискуют оказаться) в буквальном смысле распылены. В этом отношении достаточно показательно то, что российские финансовые власти при планировании государственного бюджета на 2010 год уже рассматривают возможность создания нового стабилизационного фонда. Это далеко не бессмысленно, но определяюще. Безопасность такого рода - накопительская, а не, скажем, обеспечиваемая внешним структурным надзором, как в США, - имеет свои недостатки и свои достоинства. Однако остается фактом, что одним явных последствий такого рода экономической политики является "подписание" страны на период затяжных рецессий, который последует за периодом подъема - ориентировочно начиная со второго квартала года.

Немного расстраивает разве что то, что российский потребитель успел хорошо усвоить из принципов демократии американского типа только те, которые трактуют "общество построенной мечты" как общество, где делается упор на текущие выгоды и текущие блага в ущерб долгосрочным перспективам - то есть, по сути, это не либерализм протестантского типа, а сохраняющееся с прошлого столетия патриархальное общество, перенявшее комплекс вторичных ценностей у заокеанских собратьев по имперским амбициям.

Впрочем, если отвлечься от глобальных перспектив и говорить о конкретных достижениях в сфере российской экономики, то можно найти немало хорошего. Так, в отношении банковского регулирования была проведена достаточно гибкая и своевременная программа, причем проведена она была именно с учетом российской специфики - то есть в структуре, которая оперирует капиталами, обеспечиваемыми, как правило, извне, несет на себе лишь какую-то часть рисков. С одной стороны, такая специфика позволила обойтись без введения новых систем контроля, без проверок балансов и пр., и к тому же параллельно было осознано, что такая система куда менее функциональна, чем самостоятельные банки. С другой же стороны - ответственность на ЦБ лежит, пожалуй, двойная, по той простой причине, что от него требовалась проводить "двойную" политику - обеспечивать доступные кредиты, но и следить, чтобы эти кредиты миновали две "ловушки" - накопительскую и "вовне-направленную".

Семен Травников.

Страница просмотрена 1191 раз(а) c
Чтобы оставить комментарий необходима авторизация, если вы первый раз на сайте - зарегистрируйтесь
SelectorNews